Институт Макса Планка по зарубежному публичному и международному правуИМП
Дайджест Публичного Права
ДПП
Digest für öffentliches Recht
  Начальная страница | Импрессум | Декларация о защите данных | RSS-Icon RSS
Выпуск 2 (2013) 1, 121 - 155

Консультативное заключение Международного Суда ООН по вопросу о декларации независимости Косово – предыстория и критика судебного «постановления»

Маттиас Хартвигpdf file Читать данную статью в PDF-формате

Статья Маттиаса Хартвига «Консультативное заключение Международного Суда ООН по вопросу о декларации независимости Косово» посвящена вопросу о соотношении принципа территориальной неприкосновенности государств и права народов на самоопределение. В Европе эта проблема встала особенно остро в связи распадом экс-СФРЮ и последовавшими за этим конфликтами на ее территории. Автор статьи сначала коротко рисует ретроспективу, приведшую к военной операции НАТО против Сербии, что, в конечном счете, привело к провозглашению независимости Косово. Он останавливается на тех аргументах, при помощи которых предпринимаются попытки оправдать эту акцию. Утверждение, что еще до проведения операции Совет Безопасности ООН квалифицировал ситуацию как угрозу миру, создав, тем самым, предпосылки для применения силы против Сербии, автор критикует как некорректную трактовку самой конструкции Главы VII Устава ООН. Она устанавливает компетенцию СБ не только при квалификации какой-либо ситуации в качестве оправдывающей применение силы, но и при решении о применении силы. Государства (группы государств) не могут подменять его в этом качестве. Автор выступает и против другого аргумента, приводимого в оправдание натовской операции - концепции «гуманитарной интервенции». Эта концепция исходит из того, что при массовых нарушениях прав человека государства должны иметь право на вмешательство и без явной легитимации СБ ООН, что сегодня - даже в умеренной версии - не признается однозначно международным сообществом. Об этом говорит позиция неприсоединившихся стран, выраженная в связи с вмешательством в Косово, и дискурс вокруг концепции «ответственности по защите» (Responsibility to Protect). Большинство считает, что применение силы также и в этом случае, требует авторизации СБ. Далее в статье исследуется содержание Резолюции 1244 СБ ООН, в которой СБ, учитывая последствия войны, принял решение о создании особого международно-правового режима в Косово. Автор приходит к выводу, что если бы в этих рамках одностороннее отделение Косово рассматривалось в качестве возможной альтернативы, то это явно противоречило бы принципу территориальной целостности СРЮ, который неоднократно подчеркивается в Резолюции. Подход, на котором она строилась подразумевал, что любое изменение территориального состава Сербии предполагало согласие последней и что Сербия, в свою очередь, не вправе была принимать односторонние меры в целях достижения окончательного решения. Автор показывает, что СБ не принял массовые нарушения прав человека в СРЮ в качестве основания для признания за Косово т.н. «компенсаторного права» на внешнее самоопределение. Эта тема рассматривается в контексте дискуссии о т. н. «правозащитной сецессии» (remedial secession), т.е. о праве на отделение как следствии имевших место особо тяжелых нарушений прав человека. Однако, вряд ли есть пример, когда международное сообщество признало бы такую «правозащитную сецессию» законной с точки зрения международного права. По этой причине заключение Международного Суда ООН по вопросу о независимости Косово, которое стало центральной темой статьи, ожидалось с особым интересом. Уже сама систематика и структура судебного заключения подвергается критике. Его методологические дефициты автор представляет как результат неудачного выбора принципиального подхода. Когда Суд констатирует, что некая группа частных лиц провозгласила независимость, он исключает, тем самым, применимость общего международного права, поскольку оно, как правило, ориентировано на действия государств, а не частных лиц. Суд пришел к выводу, что международное право не устанавливает ни разрешительных, ни запретительных норм, касающихся сецессии. Поэтому и сецессия сама по себе не имеет правового значения, так как провозглашение независимости не означает, что территория, в отношении которой принята соответствующая декларация, приобрела, тем самым, характер государства. Если, однако, провозглашение независимости не влечет за собой нормативных последствий, то любая правовая оценка становится излишней. Автор считает нетипичными для столь авторитетной инстанции также и выводы Суда в отношении вопросов фактов и права, сформулированные во второй части Заключения (совместимость провозглашения независимости с Резолюцией 1244). Уже то, что Вице-Президент Суда обвинил большинство в искажении истины, является необычным для этого «изысканного» органа ООН.

pdf file Читать данную статью полностью как PDF-документ

  Начальная страница | Импрессум | RSS-Icon RSS